Интервью с участницей группы «MILKI» Мариной Путниковой

Кто-­то знает ее как преподавателя Горецкой Детской вокально­хоровой школы искусств. Кому­-то она запомнилась по проекту «Поющие города». Но самую большую известность Марине принесло участие в группе «MILKI», которую Александр Рыбак хотел «десантировать» на «Евровидении­ 2015».

«Горецкий вестник» встретился с девушкой, чтобы расставить все точки над «и» в деле «Милок» и их проб на международный песенный конкурс, а также, чтобы узнать о планах талантливой землячки.

IMG_4044

Полную версию интервью читайте на сайте газеты “Горецкий вестник”. Автор: Катя Карпицкая. Фото: Михаил Левцов

– Все пишут, что на кастинг к Александру Рыбаку ты попала случайно. Как это?

– Дело было так. Сначала мне позвонили родители парня, которые увидели по телевизору, что Рыбак набирает группу, и сказали: «Езжай». Потом директор нашей школы искусств, Оксана Петровна Запевалова, сбросила мне в интернете ссылку с этой же информацией. А мне было боязно – это во­-первых. Во-­вторых, я не видела смысла. Отбор шел по всей республике – среди тысяч девушек шанс быть замеченной очень мал. В-­третьих, я попросту забегалась на работе и забыла об этом. В итоге на кастинг меня все же вытянула моя подруга.

– После кастинга ты ни на что не рассчитывала?

– Я практически сразу забываю про такие вещи, будучи уверенной, что меня не выберут. Но тут прошло время, и вдруг начали приходить сообщения. Сначала с просьбой прислать свои фотографии. После этого – опять неделя молчания, и я почти махнула рукой. Пришло еще одно сообщение. Там уже про рост спрашивали. Я даже решила прибавить себе пару сантиметров, переживая, что моих 161 сантиметров может оказаться недостаточно.

А потом я как-­то пришла с работы и прочла сообщение от подруги в интернете: «Поздравляю тебя!». И в нем же видео с сообщением Александра Рыбака. Мою фамилию он назвал последней. Мама сразу начала прыгать от счастья, обнимать. А у меня все спокойно внешне происходит, но внутри я очень радовалась.

– Как проходила подготовка к отбору на «Евровидение»?

– На живые репетиции оставалось недели две. Песню нам, правда, выслали заранее. Ее исполнил сам Саша, чтобы мы могли понемногу «притираться» к ней, учить английский. Сначала отрабатывали номер с нашими хореографами и вторым продюсером Андреем Гузелем. Пытались сделать его максимально зажигательным. Но когда Саша все отсмотрел, он сказал, что нужно уходить от искусственных постановок и сильных движений. Лучше брать своей простотой и миловидностью.

– Все кругом вам прочили победу. Почему, на твой взгляд, жюри забраковало «Милки»?

– Из предложенных номеров судьи выбирали тот, который бы был максимально приближен к европейским стандартам. Это типичное наше мышление, которое в поисках способа победы на «Евровидении» всегда упирается в один вариант: «косить» под Европу. Вот у отобранного дуэта в лице Юзари и Маймуны как раз были очень подходящие под эти параметры и внешность, и костюмы с украшениями. Включив телевизор и увидев их, никогда бы не подумала, что это представители Беларуси выступают. А хочется с одного взгляда понимать: это поляки, а это грузины поют. Каждая страна, на мой взгляд, должна делать упор на свой национальный колорит.

«Милки» как раз и хотели его продемонстрировать, но в итоге услышали в комментариях: «колхоз» и «деревня».

– Некоторые критики и журналисты называли вашу несработанность и сыроватость в качестве основных причин поражения…

– С этим не поспоришь. Сложно за такой короткий период из пятерых незнакомых девушек, не каждая из которых до этого выступала на большой сцене, сделать что-­то нереальное. Мы были не так опытны, как другие участники. И вокал у нас, возможно, был не такой сильный. Но мы бы точно «взяли» бы своей необычностью и молодостью.

– Казалось, что Александр Рыбак так расстроился, что плюнет после этого не только на «Милки», но и на любую попытку работать в Беларуси. Чего только стоило его видеообращение к жюри. Он там чуть не плакал.

– Сначала он был совсем без настроения, переживал. Но сейчас вроде бы отошел и сообщил нам, что пишет новую песню. В начале февраля мы должны возобновить репетиции. И клип планируется, но пока никакой более точной информации нет.

– Как собираешься совмещать преподавание в школе с группой?

– Буду приезжать на репетиции в свои законные выходные. Тяжело, конечно. Это двойная ответственность. Причем, с детьми, наверное, даже большая. Мне и так очень повезло, что меня отпустили на время подготовки номера к «Евровидению». Но постоянно так продолжаться не может.

– В следующем году будете штурмовать «Евровидение»?

– Пока об этом и речи не шло, но мне бы хотелось. Нас уже знали бы не как зеленый, сырой коллектив. Хотя, может, обида Саши не позволит ему больше в этом участвовать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *