Интервью Александра Рыбака газете “Вечерняя Москва”. 22.05.2012

Статья опубликована на сайте   www.vmdaily.ru  22.05.2012, 18:53

Журналист  Рамазан Рамазанов. Фото: агентство “ИТАР-ТАСС».

Ссылка на оригинал статьи здесь

Статью нашла Ulli Cologne.

Александр Рыбак: «Бурановские бабушки – такие же, как я»

Фото: Александр Рыбак покорил сердца зрителей “Евровидения” в 2009 году.

Специальный корреспондент «Вечерки» на «Евровидении-2012» взял интервью у победителя «Евровидения-2009».

 – Александр, говорят, «Евровидение» – болезнь, от которой невозможно излечиться. Вас она тоже настигла?

– Скорее всего, тут дело не в самом конкурсе, а в ажиотаже вокруг его участников. Когда артист испытывает определенные эмоции (как правило, положительные), то ему снова и снова хочется к ним вернуться. То есть он идет туда, где когда-то ему было хорошо. А «Евровидение» – это ведь праздник красок, эмоций, ярких впечатлений, познание новой страны и встреча со старыми друзьями.

Признаюсь, я больше люблю ездить по маленьким европейским городам, в гости к детским оркестрам. И мне это доставляет гораздо больше удовольствия, чем масштабные, планетарные шоу. Но, как ни странно, проходит время, и ты начинаешь задумываться о каком-то большом, глобальном проекте на большой сцене. Думаю, что многие артисты приезжают на «Евровидение», чтобы прочувствовать тот самый ажиотаж и суету, которая царит вокруг этого конкурса. Есть немалое количество артистов, которые приезжают на конкурс ради того, чтобы покрасоваться под вспышками фотокамер на красной дорожке. Но мне красная дорожка неинтересна.

– Пришлось слышать, что вы стали автором некой глобальной идеи нынешнего «Евровидения»?

– Ко мне обратились продюсеры конкурса с просьбой придумать что-нибудь интересное для финальной части конкурса. Я показал им сделанные мной поппури на песни победителей последних пяти лет. Им это понравилось, и они попросили развить идею, наполнив ее чем-то еще.

– Признайтесь, вы не разочаровались в шоу-бизнесе?

Поначалу все было радужно. Но с годами я стал замечать, что артисты все больше думают не о своей чести и моральном облике, а о дензнаках. Стараются заработать как можно быстрее и больше, становятся прагматичными. Я не раз был свидетелем, как артисты заставляли ждать поклонников часами, при этом не будучи особенно занятыми. Просто так они подчеркивали, что они звезды, и народ должен ждать, пока они спустятся с небес на землю. Журналисты в Норвегии не понимают, почему я вначале общаюсь со своими поклонниками, а уже потом с прессой. Однажды и вовсе случился вопиющий случай. Журналисты, пытаясь занять выгодную позицию для своих телекамер, задели ими маленьких  детишек, которые стали плакать от боли. Я понял: еще немного, и начнется хаос! Я взял и уехал, не пообщавшись с прессой. На следующий день газеты написали, что Рыбак уехал на машине от плачущих детей.

– Несмотря на известность, вы невероятно скромны и даже застенчивы. Вам не сложно с таким ангельским характером сосуществовать в циничном мире шоу-бизнеса?

– Трудно. Но я пытаюсь понять своих коллег, которые желают отбить вложенные в них денежные средства. И как можно скорее. Им сложно балансировать между моралью и жаждой наживы. Я так не смогу, да и не хочу. Всех денег не заработать, а становится заложникам денег – это страшная участь. Чтобы у меня не происходило в жизни, когда я вхожу на сцену, забываю обо всем: здесь я полноправный властелин, король и могу позволить все, что пожелаю. Сцена для меня нечто большее, чем обыденная жизнь. Это единственное место, где я могу не думать ни о чем, кроме как о музыке. Здесь я могу позволить себе зазвездиться. Но, покинув сцену, я снимаю корону и становлюсь обычным человеком. Я и сейчас говорю с вами не как звезда, а как простой парень Саша.

– Так будет всегда?

– После победы на «Евровидении» я понял простую истину: никогда не говори никогда. Я стал осторожно высказываться на тему своего будущего. Раньше я говорил, что буду писать песни только для участника отдельно взятой страны-участницы «Евровидения». Сегодня я ставлю на нескольких лошадей сразу. Я уже пишу для представителей нескольких стран–моих фаворитов и хочу, чтобы на следующий год они исполнили именно мою песню. Тем более, что они уже согласны.

В России победителей «Евровидения» ждет мгновенная слава и почет, но со временем она угасает…

Меня помнят и любят. Причем, не только в Норвегии, но и в России, на Украине, Белоруссии и других странах. Другое дело, что неформатным артистам, победившим на этом конкурсе, труднее доказывать, что они по-прежнему такие же популярные, как и до победы. Я такой же неформатный артист. Меня очень мало на радио и телевидении. Но, тем не менее, я не вижу необходимости кому-то что-то доказывать. Я ведь по образованию классический скрипач, и моя музыка в плане формата уступает попсе. Сейчас я работаю над детским альбомом, который написал для стран Скандинавии. И я не рассчитываю на то, что мировая пресса напишет об этом. Им гораздо интереснее, если у Рыбака родится ребенок или он напьется и разобьет кому-то лицо. Но мне приятнее заниматься музыкой, а не думать о том, как попасть на страницы мировых таблоидов.

– Когда к вам приходит вдохновение – в состоянии влюбленности или когда он одинок?

– В любви и одиночестве одновременно. Хорошо, когда есть чувства и есть время писать музыку. Когда человек влюблен и погружен в это чувство полностью, то это может мешать творческому процессу. Я имею в виду, что когда он целыми днями сидит с возлюбленной у реки и мечтательно смотрит на луну. Ведь когда ты с девушкой, тебе не хочется писать музыку, хочется говорить с ней о любви. А муза посещает тогда, когда ты остаешься наедине с собой. Тексты песен приходят мне в голову, когда я влюблен. Любовь обостряет поэзию.

– В последнее время заговорили о том, что «Евровидение» – не конкурс песни и вокала, а грамотно продуманного и правильно выстроенного шоу. Согласны?

– Телевизионное изображение всегда будет сильнее, чем звук. То, что вы сказали, меньше всех касается этого конкурса. Многие слышали Леди Гагу, но не все смотрели ее странное шоу. А «Евровидение» видят многие, почти вся Европа, поэтому конкурс подвергается критике. Хотя в мире масса шоу и конкурсов, которые во многом уступают ему по силе вокала. Евровидение гораздо более серьезное шоу. Все участники знают, что их смотрит Европа, и стараются показать масштабные шоу.

– Вы считаете правильным то, что Россия «поставила» на «Бурановских бабушек»?

– Это очень верное решение. Бабушки так же, как и я, неформатные. Но я слышал радийную версию их песни и хочу сказать, что это потенциальный хит на европейских танцплощадках.

– Власти Норвегии как-то отмечают ваши заслуги?

– Они отмечают лишь мои налоги (смеется), тщательно контролируя и отслеживая их. Потому что знают, что я зарабатываю больше, чем другие артисты. И потому очень строги со мной. Если я не успею заплатить налоги за месяц, то на следующий они взыщут с меня гораздо больше положенного. С учетом штрафов. Так что моя известность в этом вопросе мне не помогает.

– А в России и странах СНГ вы платите налоги?

– А как же? Разве можно не платить? Я не приучен обходить законы.

– Вы говорили, что передвигаетесь по Осло на трамвае. Машиной и водителем не обзавелись?

– Я могу себе позволить это, но в этом просто нет необходимости.

One thought on “Интервью Александра Рыбака газете “Вечерняя Москва”. 22.05.2012”

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *