Интервью мамы Александра Рыбака о террористических актах в Осло

Авторы статьи:  Аня Балахович и Олег Барцевич. Опубликовано:  26.07.2011, 17:41

Семья Александра Рыбака видела взрыв в Осло из своего окна

Мать артиста Наталья Рыбак рассказала, как узнала о терактах, какие настроения преобладают на улицах Осло и хочет ли ее семья сейчас уехать из Норвегии.

Еврорадио: Где вы находились во время взрыва? Где находился Александр Рыбак и, не дай Бог, не пострадал ли кто-нибудь из вашей семьи?

Наталья Рыбак: “В нашей семье, к счастью, никто не пострадал. Саша в этот момент выезжал на концерт недалеко от Осло. Мы сидели дома, у нас были гости. Из наших окон виден центр города. И мы слышали этот взрыв, мы видели поднявшийся столб дыма, но мне даже в голову не могло прийти, что это действительно взрыв. Мы думали, что это, в худшем случае, столкновение двух катеров… “

Еврорадио: Как лично  вы  отреагировали на этот взрыв? Какие были чувства?

Наталья Рыбак: “Сначала никто не мог поверить, что это правда. Понадобилось несколько дней, чтобы осознать эту новость. С точки зрения чувств, это было ужасное потрясение. У всех было депрессивное состояние. Трудно было поверить, что это могло произойти на самом деле, а не в каком-то фильме. Что человек с холодной кровью может отобрать столько жизней”.

Еврорадио: Как вы узнали о том, что произошло на острове Утойя?

Наталья Рыбак: “Эта новость была еще более ужасающей. Когда мы разговаривали друг с другом, у всех были слезы… Об этом было просто невозможно разговаривать. До сих пор я вижу, что люди не могут успокоиться, когда мы начинаем говорить об этих событиях, нам просто тяжело разговаривать об этих событиях”.

Еврорадио: Что люди говорят сейчас? Что за разговоры можно услышать в магазинах, на улице?

Наталья Рыбак: “Соседи разговаривают между собой. У нас, к сожалению, у лучших друзей наших соседей погибла девушка. По крайней мере, ее пока не нашли… Там было две сестры, и одна из Утойи вернулась живая, а вторую не нашли, поэтому очень мрачные настроения… Повсюду проходят богослужения в церквях, с большим количеством людей. Люди приходят с цветами. На площадях очень много цветов. Вчера на главную площадь пришло 150 тысяч человек. Саша открыл концерт на этом митинге, посвященном погибшим”.

Еврорадио: Стало ли больше полиции в городе?

Наталья Рыбак: “Конечно, повышенная готовность полиции и особенно в местах, где проходят государственные встречи, в центре города. Первые дни там, где взорвалась бомба, было все: и войска, и оружие. Сейчас более спокойно. Но ощущается, я даже не знаю, как это объяснить… Очень сложно это объяснить словами. Люди просто приходят, и не потому, что им интересно посмотреть на это место, а люди приходят, потому что им важно быть вместе. Это сплотило людей. У людей вместо ненависти проявляется больше любви”.

Еврорадио: Что в разговорах говорят о личности Брейвика?

Наталья Рыбак: “Все сходятся на том, что разум у этого человека не здоров. У него были свои цели, как конкретно когда-то у нацистов в Германии. Он будто бы хотел сделать все как лучше по его мнению, но средства достижения этой цели просто бесчеловечны. Об этом человеке люди особо не разговаривают. Пишут что-то газеты, но в основном говорят о тех, кто пропал”.

Еврорадио: Как люди относятся к наказанию для Брейвика? Ему грозит 21 лет. Нет ли у норвежского общества настроений, чтобы его наказали большим сроком заключения?

Наталья Рыбак: “Особенно в молодежной среде, безусловно, есть такие настроения. Их можно охарактеризовать как “таким людям нет места на земле”. Но в Норвегии нет смертной казни. Такие настроения есть, но они не распространены”.

Еврорадио: Есть ли ощущение, что жизнь в Норвегии не так безопасна? Может, были мысли насчет переезда из Норвегии?

Наталья Рыбак: “Нет. Мы не думали о смене места жительства. Вообще это может произойти везде. Я думаю, что к Скандинавии эта волна террора дошла с большой отсрочкой. Но у всех в подсознании была такая мысль, что рано или поздно это случится и у нас. Тем более, что Норвегия участвует в многочисленных военных операциях других стран. В подсознании, может, не ясно это было, но было ощущение, что это может случиться. Но я не думаю, что у кого-то появилась мысль, что надо отсюда бежать. Такого нет состояния у людей”.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *