“Феерический Рыбак” – Латвийская газета “Вести сегодня”

Александр Рыбак, блестящий музыкант и отличный парень.

 После концерта в зале “Дзинтари”.

Феерический Александр Рыбак

Он поймал всех на крючок без удочки!

Статья была опубликована на сайте www.ves.lv  27.06.2012. Автор: Наталья Лебедева. Фото: Ярослава Кустова

— Когда я приезжаю в Москву, не могу разговаривать о фильмах со сверстниками, — неожиданно признался мне после феерического концерта “Отцы и дети” в зале “Дзинтари” герой “Евровидения”, скрипач, композитор и певец, выросший в Норвегии, 26–летний Александр Рыбак.
— Потому что они все уже новые смотрели, а я — старые. Мама и папа, когда ездили к дяде Шурику в Москву, всегда привозили от него кассеты и диски со старыми советскими фильмами — “Волга–Волга”, “Карнавальная ночь”, “Бриллиантовая рука”. Новых вообще не знаю картин.

Душевность, отраду, гармонию — все находил там. И самое главное для меня — хорошие мелодии. Всегда обращал внимание на музыку, которая звучала в старом советском кино. Даже не так уж и важно, в каком стиле, каком жанре. Разные типы музыки порождают разные эмоции.

Саша оказался невероятно общительным, отзывчивым, стремительным, как ракета, непосредственным, как ребенок, и совершенно НАШИМ мальчиком, с изумительным, живым и богатым русским языком, сильнейшим обаянием, захватывающим тебя в свою орбиту. Это обаяние доброе, светлое. Всех, независимо от возраста, называл на “ты”.

— Вы молодцы, что ставили ребенку не безумные американские фильмы, а русские, — обращаюсь к Сашиному папе, известному музыканту и педагогу Игорю Рыбаку, который вместе с ним, Михаилом и Борисом Казиниками и нашим симфоническим оркестром участвовал в фонтанирующем действе “Отцов и детей”.

— Мы старались!

— Это же труд души — найти кассеты, привезти домой, сказать ребенку: сиди, слушай и смотри.

— Для Саши это было так же естественно, как играть на скрипке или чистить зубы. Он думал, что так и надо, что все дети в Норвегии так и делают, — до определенного времени. И вдруг узнал, что это совсем не так. Но пристрастиям своим не изменил.

Саша Рыбак невероятно талантлив — нам показалось, что скрипка не лежала у него на плече, а парила в воздухе, рядом с ним — так легко и непринужденно он с нею обращается. Виртуоз редкостный. Плюс сильный голос красивого тембра, запоминающиеся, сочиненные им мелодии, бешеный темперамент, совершенно открытый разговор со сцены с залом.

Вивальди и Бах то соло, то исполняемые им вместе с отцом, то квартетом с семейством Казиников, сменялись джазом, венгерско–цыганскими напевами или его шлягерами.

Игорь Рыбак был первым учителем своего сына. И на вопрос “Как твой папа тебя учил?” Саша отвечает:

— Он очень тщательно и правильно подбирал репертуар — я теперь это отлично понимаю. Очень умно со мной занимался. Он давал мне пьесы, которые, с одной стороны, были простыми, но с другой — в каждой была изюминка. Интересные ритмы там какие–то были или еще что.

В русской школе скрипичной игры немного другая традиция — очень строгое музыкальное воспитание, начинают с гамм. Если бы папа ТАК меня учил, я бы сразу скрипку оставил — уверен в этом. Так что он очень правильно меня учил.

Мама со мной занималась по фортепиано, но папа тоже играет на многих инструментах, он и дирижер к тому же.

Скрипку папа дал мне в 5–6 лет. Так пишут в прессе на русском языке, а в Норвегии пишут, что с 7 лет…

— А ты раньше начал играть или читать? 

— Ой, даже не помню! Мне всегда так стыдно, когда спрашивают про детство… Наверное, у меня память плохая.

— Нет, просто новых впечатлений много, они наслаиваются, и забываются предыдущие. Мне это хорошо знакомо! — ободряю я музыканта. — А как относишься к тому, что другие поют твои песни?

— Очень хорошо! Мне всегда очень важно писать такие песни, которые, с одной стороны, очень искренние, я в них выражаю себя, а с другой — они подходят всем, выражают общие чувства. Я всегда думаю, чтобы это нравилось слушателям, думаю о некой девушке, сидящей в зале…

Он раздавал автографы еще примерно час после концерта, даже маленьким детям, смотревшим на него широко открытыми глазами. И все с добрыми шутками–прибаутками, со всеми фотографировался, кто попросит, без устали.

Его юные поклонницы–латышки, во множестве подлетевшие после концерта к служебному входу и взахлеб целовавшиеся с ним, по–русски говорить или не могли, или не хотели — общались по–английски. А вот Саша, несмотря на 22 года, проведенных в Норвегии, сохранил отличный русский. Как удалось?

— Еле–еле, с трудом! Еще когда поехал на “Евровидение”, неважно говорил, а сейчас уже все в порядке. Начинаю все больше ездить по России и Украине, а раньше в основном по Германии, Скандинавии, Греции, Турции, Румынии.

Я стараюсь впитывать как можно больше традиций разных народов и отражать это в моей музыке. Огорчаюсь, когда не могу овладеть какой–то традицией.

В Белоруссии у Саши живут бабушка Майя и бабушка Зина, которые навещают детей и внуков в Норвегии каждые полгода. Самое любимое блюдо Саши — белорусские колдуны.

— Мама готовит их лучше всех! А я люблю готовить мясо с овощами — картошки не ем никогда, потому что хожу на тренировки, и для меня самое главное — протеины.

Несмотря на то что семейство уехало из Витебска в Норвегию 22 года назад, Игорь Рыбак по–прежнему говорит с очаровательным белорусским акцентом и вообще как–то похож на президента Лукашенко.

— Игорь, ваш сын сознательно выбрал стезю “неклассического” музыканта, играющего скорее популярную музыку?

— Почему? Он же играл классику на этом концерте. Когда он был маленьким, я строил урок так, как шел сегодняшний концерт — мы начинали с классики, переходили на венгерско–цыганские мелодии и заканчивали джазом. Я, как и сегодня на концерте, играл на фортепиано, или аккомпанировала моя жена.

Я и мой товарищ учили его играть на скрипке. Когда я был в его возрасте, тоже пел и писал музыку, как и он, — так что это “по наследству”.

Именно такие концерты он дает. Так мы их и строим — вкупе, эклектично. Это народу и нужно — люди выходят довольные, счастливые после концерта. И между тем он так “подтаскивает” народ к слушанию классики.

Как и Миша Казиник, мой друг детства. Мы встретились спустя много лет — он уникальные вещи делает! Он способен приобщить к классике публику, которая ориентируется только на попсу, воспитана на ней.

В свои 16 лет Саша говорил мне: “Папа, кто знает Давида Ойстраха? Спроси любую девочку или мальчика на улице — кто слышал об этом великом скрипаче? Может быть, один из 1000, и то в музыкальной школе для одаренных детей. А “Битлз” и “Аббу” знают абсолютно все!” Я его понял — конечно, всем музыкантам хочется внимания.

Саша окончил музыкальную школу для одаренных детей и консерваторию в Осло. Впитал разные культуры — ведь учился в норвежской средней школе.

У нас в роду все славяне, но разные — русские, белорусы, поляки. Моя прабабушка Квятковская, которая погибла на “Титанике”, была солисткой Императорского Мариинского театра — дворянка, из польской шляхты. Вот вам и голос!

— Судя по вашему сыну, вы хороший учитель…

— У меня отличная школа — Минская консерватория. Ко мне тянутся, потому что видят результат. Мой ученик, Айвен Холцмарк–Рингстад, сейчас завоевал первое место на “Евровидении” “Классика” в Вене.

Преподаю в Осло в музыкальной школе для одаренных детей дирижирование, но в основном учу по классу скрипки в своей частной музыкальной школе. И обо всех моих учениках, которые потом заканчивают училища и консерватории, говорят: таких музыкальных детей очень редко встретишь. Они играют в разных странах, солистами в разных оркестрах. За 20 лет человек 200 наберется.

Меня часто приглашают председательствовать в приемной комиссии музыкальных школ в Осло. Только вчера должен был быть цензором (по–норвежски председателем) в одном государственном музыкальном училище, но уже уехал сюда.

— А у Саши хватает времени на девочек?

— Все его девочки были моими ученицами. Может быть, я их специально для него воспитываю?..

— Все же почему вы уехали?

— После того, как Саша выиграл на “Евровидении”, мне позвонили из минской “Комсомольской правды” и задали тот же вопрос. Я ответил шуткой: “Понял, что мне нужно нести нашу белорусскую культуру на Запад”.

Мой дед Николай был православным священником, за что и был арестован в 1937–м. По маминой линии у нас были известные польские фамилии — Савицкие, Струницкие, Квятковские, Реформатские, как и много русских тоже.

Интересно, что в Белоруссии была своя шляхта, дворянство. Но когда мы были под Польшей, они сказали: или принимайте католичество, или выдворяйтесь из шляхты. А наши предки хотели остаться православными. Поэтому в самой Белоруссии сегодня считается, что дворянства не было. Как и в Норвегии после викингов — так считают, а на самом деле ведь было…

One thought on ““Феерический Рыбак” – Латвийская газета “Вести сегодня””

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *