Эксклюзивное интервью Александра Рыбака в эстонском журнале “Kroonika” 18.01.13

Европейская сказка рыбака, который поймал золотую рыбку

Нашла Дарина Шахтарова. Перевод на английский язык Англезины Эст. Коррекция Кэти Андерсон. Перевод на русский язык Жанны Сергеевой.

Автор: Meelis Kapstas Источник: журнал “Kroonika”, печатное издание от 18 января 2013 г

 

„Что я помню про Беларусь? Дисциплина – одна вещь, которой у нас нет в Норвегии“, – усмехается Александр Рыбак, победитель Евровидения-2009, который в эту субботу выйдет на сцену клуба „Teater“.

После долгих лет белорус по происхождению Александр Рыбак (26) привез пять весен назад золотую медаль в Норвегию. В недавней истории Евровидения не было победы, которая была предсказана с таким единодушием с самого начала! Со своей скрипкой и песней „Fairytale“ Рыбак смог соответствовать в равной степени западному и восточному вкусам.

Сегодня он, кажется, даже более популярен в Восточной Европе, чем на Западе. На обширном музыкальном рынке России он, может быть, даже более обожаемый, чем дома в Норвегии.

Ты известен за пределами Европы, а в большой России – даже более востребованная звезда. Где и как ты праздновал Рождество и Новый Год на этот раз?

Рождество и другие праздники – это всегда вопрос выбора. Либо сделать это так, как будет лучше для всех остальных, либо наслаждаться этим самому в первую очередь! На протяжении всего лета у меня не было ни одного свободного дня. Даже тогда я решил думать об этом так: какая польза от того, чтобы злиться на это, лучше радоваться, что меня все еще везде приглашают! В эти две рождественские недели, впервые за многие годы, я никуда не спешил. Ни одной работы! (смеется). Наконец, я начал думать, должен ли я беспокоиться о том, что две недели только прохлаждаюсь. Но я решил радоваться тому, что у меня есть личное время с моей семьей и друзьями. Я был в Осло, катался на лыжах в горах, провел много времени в доме у моих родителей и отвечал на письма. Почти на восемь тысяч, три тысячи еще осталось. Новый год я встречал у родителей. Это было прекрасно – быть там с теми двумя людьми, на которых я могу положиться больше всего в этой жизни. Совершенно без всякого стресса.

У жизни есть две стороны для каждого из нас. Одна – в том , чтобы осуществить то, чего ты действительно хочешь. Другая – наслаждаться этим, когда ты наконец достиг этого. Только самые удачливые достигают второй стороны.

Как ты думаешь, ты все еще тот же мальчик с открытым сердцем, который пять весен назад завоевал все сердца Европы своей “Сказкой”?

Если что-то изменилось во мне – самая большая перемена в том, что я больше забочусь о том, на чем концентрироваться, концентрируюсь на самом существенном. Я не хочу изнурять себя, доводить себя до отчаяния и изнеможения. Я люблю много работать,каждую неделю я пишу много новых набросков песен. Например, сегодня я буду работать целый день в студии, прямо сейчас у меня перерыв на кофе – и только одно это интервью, я отклонил все другие. Или, если я еду куда-то выступать, часто меня приглашают: “Раз уж ты здесь, загляни в наш клуб и спой пару песен, это не займет много времени у тебя.” Но я не хочу разрываться. Постепенно, я вырос в моем самоуважении к каждой вещи, которую я делаю. Я больше не верю, что в сутках 58 часов.

Каждый может напеть твою “Fairytale”. Какой была твоя первая сказка – Андерсен, братья Гримм, или какой-нибудь советский мультик. . . ?

Я всегда больше любил слушать музыку, чем смотреть мультики. Диснеевская “Красавица и чудовище” – лучшая сказка всех времен.

Самая невероятная / счастливая история, которая случилась с тобой?

На самом деле, самая важная из них – это то, что мой папа решился покинуть Беларусь, чтобы мы продолжили нашу жизнь в Норвегии.

Тебе было 4 года, когда твои родители-музыканты рискнули при распаде Советского Союза и том, что Лукашенко еще не пришел к диктатуре.

Все было сложнее. Мой папа-скрипач воспользовался шансом в Осло и “сделал прыжок” еще двумя годами ранее. Благодаря перестройке Минский Камерный Оркестр, наконец, смог дать концерты за рубежом и. . . Конечно КГБ приезжал за ним, но одна богатая норвежская семья приняла и скрыла его. Через два года он накопил достаточно денег, чтобы пригласить нас, меня и мою маму-пианистку, туда тоже. Тогда мне было 4 года.

Думал ли ты о том, кем бы ты был, если бы твой папа тогда не рискнул бы так?

Я думаю, я все равно был бы музыкантом. Ездил бы с концертами по Беларуси и играл для людей. Э-э, может быть я спел бы “Fairytale”, и – Беларусь выиграла бы Евровидение!

Какие связи у тебя все еще есть с Беларусью?

Все мои родственники все еще живут там, у обоих родителей. Со стороны моего папы у меня есть старшая сестра. И маленькая племянница Ульяна – она самая милая девочка в мире! Я был так рад, что мог подарить ей день в Осло в Тиволи в качестве подарка на день рождения. Я навещал их в Витебске в этот раз прошлым летом, когда меня пригалсили выступить там на фестивале “Славянский Базар”.Я сказал организаторам, я приеду, если вы дадите мне там два дня чтобы побыть с моей семьей.

После победы на Евровидении Александр Лукашенко почтил или поздравил тебя, как героического сына Беларуси каким-то особенным образом?

Да, в тот самый год Беларусь имела честь проведения большого конкурса красоты, Мисс Интерконтиненталь, или что-то вроде этого. Там, на сцене, он вручил мне небольшой подарок – национальный костюм и меч, который к нему прилагается. Э-э! Ну, пока мои родственники довольны их жизнью там, а сейчас, похоже, они довольны. . . я, так же. . . . доволен им.

Норвежская королевская семья была вероятно более щедра к тебе?

Да, королевская семья послала мне, сразу после победы, небольшую поздравительную открытку. Э-э! Открытку, не машину. Нет, это было очень мило. На самом деле, я не встречался с ними после победы. И я был в переездах где-то все время, почти во всех других странах. Я впервые встретился с норвежской королевской семьей, когда мне было 11-12 лет. Мой отец и я однажды играли джаз и другую музыку на одном из их торжественных обедов, пока они ели и пили.

Много ли ты помнишь из твоего детства в Минске? Твои мама и папа были уважаемыми, но бедными музыкантами – вы жили в стесненных обстоятельствах?

Не обязательно бедность. Вы знаете, как было в Советском Союзе – все были одинаково бедные или богатые. Что я помню о Беларуси… ? Дисциплина – одна вещь, которой у нас нет в Норвегии. Я не знаю, как у вас в Эстонии, но здесь дети будут испорчены тем, что их балуют. Школы в России более строгие. Я помню, как меня учили все делать безупречно – и теперь, впоследствии, я рад этому.

Насколько плавно ты адаптировался к норвежскому образу жизни? Норвежские дети начинают кататься на лыжах с раннего возраста, ты ежедневно занимался на скрипке как “маленький чудак” …

Именно. Но в то же время мои родители хотели, чтобы я чувствовал себя особенным, а не странным среди других детей. Они запрещали мне играть в баскетбол, чтобы сберечь мои руки скрипача. Но они разрешали мне играть в футбол и кататься на лыжах. Хотя мы из Беларуси, они не воспитывали меня роботом. Они были очень мудрыми. Они давали мне много любви, но будучи в состоянии оценить мой талант, им также удалось заставить меня заниматься на скрипке. Каждый день, от двух до трех часов. И к 10-ти годам я был принят в лучшую музыкальную школу, там я нашел друзей, которые были, как я.

Ты выиграл Евровидение с наивысшей суммой баллов за всю историю. Скорее всего потому что внутри ты объединял славянские и скандинавские вкусы. И все же, в обоих стилях народной музыки присутствует определенная меланхолия.

O, по-моему большинство норвежских песен – в мажоре, и они звучат весело. Русские песни звучат по большинству в миноре.

 

Как это для славянской души – жить среди сдержанной нации викингов?

На самом деле, все эти старые великолепные истории про викингов – самая близкая вещь, которую Норвегия может сопоставить с огрубевшей Россией! Но Норвегия – это уже не викинги – люди здесь хотят воспринимать все спокойно и улыбаться друг другу. Без больших амбиций, особенно в норвежском музыкальном бизнесе. Ну, я пытаюсь это изменить! Э-э! Норвегия пытается изменить меня, они держат меня за слишком меланхоличного и ностальгичного. Но мне это нравится! Делать вещи по-другому, не придерживаться одного и того же стиля всех радиостанций. Как скрипач и певец, я чувствую в себе определенную миссию. Что они не ожидают одного и того же от меня все время. Экспериментировать со всеми видами музыки. Я хочу быть… в Швеции есть подходящее слово для этого, “alltsigdig” (разносторонний) – это значит, что в тебе есть все стороны жизни.

У тебя была возможность попрактиковаться в шведском языке в течение долгого времени, когда ты боролся за четвертое место в их версии тв-шоу “Танцы со звездами”…

Ну, в Норвегии меня воспринимают ужасно серьезно, я бы не осмелился участвовать в таком конкурсе здесь. Но там – это довольно забавно. В течение первых недель я осознал, что танцы – это не мое. Я вероятно получил четвертое место не из-за моих танцевальных умений, а из-за моей популярности. Это заставляет меня немного стесняться. Но опять же – я приобрел хороших друзей среди шведских артистов, а что касается моего тренера, я познакомился с самой красивой девушкой Швеции! И еще одна вещь, почему это шоу оправдало себя. В этом шведском танцевальном шоу я увидел надежду для Скандинавии – артисты, которые очень много работали над собой, а не просто наслаждались и любовались собой. Великолепно!

Ты и шведский мальчик Евровидения, Эрик Сааде, остаются в плейлистах российских каналов. Москва и огромный рынок России – вероятно, самое большее, чего может достичь артист в восточном полушарии Земли.

Да. Но опять же, даже в России вам нужны радио-хиты, чтобы оставаться на вершине, но я не люблю делать радио-музыку. Тогда уж, я бы лучше поучаствовал в больших тв-шоу. В России, Украине, Азербайджане – каждый раз, когда я там, я чувствую, что меня очень-очень ждут. Там, я получаю два в одном – я получаю удовольствие, делая свою работу, и зарабатываю деньги. Россия – очень большой, но очень жесткий рынок. К счастью, как победитель Евровидения, я имею очень большое преимущество быть звездой для них. Э-э! Вероятно это займет еще некоторое время, пока они меня забудут.

Ты вообще был в Москве до Евровидения?

Конечно. Как классический скрипач, я выступал в Москве, также как и в Санкт-Петербурге. Я бы хотел подчеркнуть – классическая музыка – самая большая вещь в моей жизни. В самом деле, до Евровидения была вся моя жизнь! Да, я знал эти города до этого.

Извини, но в Москве я стала свидетелем того, как ты был ошеломлен у двери туалетной комнаты на вечеринке открытия.

Ну, да, я привык к Норвегии, где все чисто. Если мне позволено сказать это, все намного грязнее в России. Но теперь, я даже научился любить беспорядок, который у них там.

У русских больше души и сердца?

Нет, я не люблю стереотип такого рода. Я хочу верить, что у каждой нации и личности есть сердце и душа. У каждой – своеобразная и уникальная. Я не люблю делать классификации разных наций и стран. Также как и с музыкой – если я нахожу что-то хорошее в какой-то стране, я стараюсь смешивать это с другой страной. Особенно сейчас, когда я езжу туда-сюда между Россией и Норвегией.

Чувствуешь ли ты, что клан Аллы Пугачевой принял тебя к себе, как друга?

Думаю, я могу так сказать. Даже сейчас Алла Пугачева просит меня сделать то, что я не хотел бы делать – написать песню для одной из своих юных протеже. Э, это не значит, что я сделаю все, о чем она меня попросит. Однако, это очень большая привилегия – быть одобренным самой Пугачевой.

Какие у тебя отношения с Димой Биланом, твоим предшественником на Евровидении?

Дима – это звезда современного периода времени. Э-э, на самом деле еще не Корлеоне российской музыкальной мафии. Я все еще считаю Пугачеву и Филиппа Киркорова большими российскими звездами.

И даже обо мне. . . я не знаю точно, какой стиль – мой. Одно точно – что бы не случилось в моей поп-карьере, у меня всегда есть скрипка. В июне я сдал мой экзамен по скрипке на степень бакалавра в Институте Музыки Барратт Дуе в Осло с самой высокой оценкой. Понимаете, я – победитель – я очень люблю выигрывать, чтобы все было большим. Больше часа я играл классику на скрипке перед моими профессорами. Кроме этого, первый раз за всю историю в Скандинавии экзамен простого студента транслировался почти по всем каналам, и во всех газетах сообщили об этом. Это было что-то новое – и я очень горд и счастлив по этому поводу.

Сколько скрипок ты заиграл вдребезги?

O, довольно много! Мне нравится визуальное искусство игры. Иногда я забываю, что скрипка может сломаться во время такой игры. Это случалось на сцене – но публике это нравится. Скрипичным мастерам – нет…

Для записей у тебя вероятно есть другие, более дорогие инструменты?

Конечно. Я нашел себе скрипку, которая звучит намного глубже, почти как виолончель. Даже сейчас, в моем рождественском альбоме она звучит, как целый оркестр. Но на самом деле я записал это все сам – играя ту же меодию снова много раз. В глубине моей души я могу сказать, я больше музыкант, чем знаменитая звезда. Я не получаю удовольствия, на самом деле, от красных дорожек и фото-вспышек.Самое прекрасное в славе – возможность поделиться своей музыкой с очень большой аудиторией.

Твой недавний видео-сингл “Leave Me Alone” звучит как жалоба, что у обожания и восхищения есть другая сторона. Помогла ли тебе эта песня – перестала ли поклонница преследовать тебя после этого?

В целом, да. Она звонит и пишет мне сейчас даже еще чаще – но это ладно, я сам выбрал свою профессию. Самое важное, что она не донимает моих родителей телефонными звонками и не сидит под дверями и окнами моих близких.

Эта девушка – норвежка, сколько ей лет?

Она из Израиля, женщина около 34 лет. После этой песни, кажется, она немного испугалась, стала более робкой. Но, этого я и хотел добиться этой песней. И сама песня хорошая, плюс музыкальное видео.

Где ты снимал эти сцены в доме для душевнобольных?

В Украине, в Киеве. Из-за режиссера – Александра Филатовича – безусловно лучшего в этой области, я люблю работать с ним – это дорого, но результат стоит этих денег. Искусство!

Что ты чувствуешь, когда на тебе смирительная рубашка?

Ах, не стоит это обсуждать! Я не хочу выглядеть циничным по отношению к людям, которые должны жить в клиниках для душевнобольных. Смирительная рубашка не была смыслом этого видео. Я не хотел смеяться над этими бедными людьми.

Но это сводит тебя с ума, когда кто-то атакует дорогих тебе людей.

Именно. В этом и было значение этих песни и видео. Я надеюсь, эстонцам понравится эта песня.

В твоем втором англоязычном альбоме есть песня-посвящение “Suomi”. Каков был мотив для написания этой песни?

Как я сказал, Норвегия – чрезвычайно свободная страна – все улыбаются, нет дисциплины вообще. Россия, напротив, суровая и грязная, но там есть дисциплина и множество великолепных талантов. А Финляндия, по моему мнению, смесь этих двух крайностей. Финны кажутся веселыми, но дисциплинированными – и они достигли отличных результатов во многих областях жизни. Я посещал одну музыкальную школу в Хельсинки. Они были очень-очень хорошими там, они были безупречны. После этого я написал песню “Suomi”. Ее целью не было стать большим хитом, я просто написал эту песню с посвящением моим финским поклонникам.

Ты будешь выступать в Таллине во второй раз. Какое у тебя впечатление от нас?

Это современный город, и у него также большая история. Идя по улицам Таллина, я почувствовал, что эстонцы чувствуют, что история – это их индивидуальность. Это что-то ценное.

По сравнению с вами, финны должно быть более замкнуты – и сконценртированы на их карьере и тому подобном. В Таллине люди открытые, они больше думают о других. Я почувствовал, что было намного теплее в Таллине, чем во многих других европейских городах. Но это было только мое краткое впечатление. В этот раз я надеюсь встретить как можно больше людей. Увидимся на концерте!

 

Эта статья также доступна на English

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *